Задание на каникулы: Формула Гогенгейма


–Покажите, что происходило с это женщиной потом.

– Я не могу показать

 – Но описать вы можете?

– Когда она выпила это зелье…

– Раствор.

– Да, раствор. У нее исчезли морщины, изменился цвет волос. Она помолодела, наверно, лет на десять!

 

Из материалов этнографической экспедиции под руководством тов. Знаменского, 1939 год


ЧАСТЬ 1 (отрывок)

Почему ничего не известно об интимной, личной жизни секретных агентов? Почему в модных таблоидах нет пикантных фото, разоблачений и всхлипываний их жен в ток-шоу?

Уже давно и полноценно описана, обсуждена и объяснена эта сторона существования всех известных людей, включая президента и королеву Англии. Про футболистов, артистов и стоматологов давно уже все известно! Банкиры и нефтяные магнаты так же нашли достойное место в этой галерее человеческих страстей. Даже есть хит парад популярности такого рода! И кто там лидирует? Конечно, депутаты и политики всех мастей! И только такие интересные и загадочные личности, как супершпионы, остались без подробного описания своих семейных или вне семейных историй, разводов и внебрачных детей.

Теоретически ведь ясно, что эта часть жизни у них есть, ну, не могла же она совсем обойти стороной наших суперагентов. Они такие же люди, и поэтому банально знакомятся, влюбляются и женятся или выходят замуж! А дальше все покрыто мраком! Что у них происходит? Почему мы не наблюдаем откровений бывших жен шпионов в передаче «Я – разведенка». И не читаем в блогах о том, как они в альпийском отеле завербовали симпатичную горничную, а их за этим увлекательным занятием застала жена! Или они не ссорятся, не ругаются и не разводятся?

Не каждый способен уместить всю свою личную жизнь в несколько минут немого общения с супругой в кафе. Конечно, супершпионы – это представители особого сорта! И встреча с любимой в пункте общественного питания, обмен понимающими взглядами, просто общий план спутницы жизни, наверно, могут им заменить все радости семейного общения. Но даже им как-то надо было минимально познакомиться с суженой, успеть ее найти, предложить руку и сердце. И сделать это все прежде, чем получат сигнал «Общий сбор. Формула три». Потому что в том темпе жизни, в котором живем мы – будущие агенты спецслужб, а сейчас студенты Института глобальной политики, даже простое знакомство превращается в проблему.


Часть 5 (отрывок)

– Семен, а что это за сектор такой? – поинтересовалась у рабочего Ленка.

Семен косо посмотрел на нее, но безусловная красота и обаяние Ленуськи сделали свое дело. Рабочий осознал собственную значимость от того, что может рассказать этой интересной девушке, что-то необычное, таинственное.

– В этом секторе при Сталине селили тех, кого привозили в Москву на расстрел, – скупо сказал провожатый. Но по Ленкиному виду он понял, что его слова не произвели никакого впечатления на нее, поэтому вздохнул:

– Ты что, про Лубянку не знаешь ничего?

Ленка знала, но предпочла, чтобы он сам все ей поведал, поэтому просто потрясла головой в знак отрицания.

– Ну, вы даете! – искренне изумился Семен, – Это же все знают!

– Семен, расскажите! Это так интересно! – Ленка умеет разговаривать с людьми, особенно если эти люди являются мужчинами.

– А что рассказывать? Предположим, вызывают генерала или секретаря обкома, по нынешнем временам губернатора, в Москву, чтобы расстрелять. Но чтобы он раньше времени не паниковал, его приглашают вроде как на встречу, селят его по-человечески в нашей гостинице, а на утро – раз! И все… Времена были лихие, – делает заключение рабочий.

– А кого здесь селили? – проявляет интерес Ленка.

– Ну, я фамилии не знаю. Это мне мой прежний сменщик рассказывал. Он с тридцатых годов работал, всех пережил. Теперь на пенсии.

Они спустились по лестнице на два пролета вниз. Семен открыл дверь и провел Ленку в коридор, где горели всего пара ламп. Стояли банки с краской, строительные стремянки и горы мусора.

– Вот он ваш номер! – рабочий покрутил в замке ключом и распахнул старую высокую дверь номера. Единственная лампочка без абажура под потолком еле освещала довольно просторную комнату. Огромный темный шкаф, солидный с тумбами письменный стол, раритетная кровать с панцирной сеткой, на которой рулетиком лежал полосатый матрац.

– Здесь давно никого не было. В семидесятых закрыли этот сектор, поставили на ремонт, потом перестройка, денег нет. Только недавно сюда вернулись, – как бы в оправдание сказал Семен, – Только этот номер еще и остался нетронутым. А в остальных номерах уже во всех пол вскрыли. Будут полную замену делать.

– Семен, ты что-то путаешь! – Ленка решила внести ясность, а может страшно ей стало, – Расстреливали не здесь! А в подвалах ГБ!

Семен как-то странно на нее посмотрел. Ленке даже не по себе стало.

– А ты видела, что лестница дальше уходила вниз? Вот их туда, соколиков, и спускали. Там эти подвалы. Сейчас конечно, их закрыли. Но…

Семен не успел договорить. Их догнала горничная, которая принесла постельное белье. Семен при ней не стал развивать историческую тему. Разговор закончился.

Читать письмо генерала на странице АРТЕФАКТОВ